НАША ВЕРСИЯ 2019© | Нижний Новгород

"ПОЧУВСТВОВАТЬ - ЕЩЕ НЕ ЗНАЧИТ ПОНЯТЬ"

10.04.2019

Эти слова принадлежат Александру Николаевичу Афиногенову. Его имя не так уж и часто встречается в учебниках по литературе, о нем мало говорят, мало пишут, но это самый настоящий "мастер слова", русский драматург. Несколько дней назад ему бы исполнилось 115 лет.

Родился Александр Афиногенов 4 апреля 1904 года в Скопине Рязанской области. Отец - железнодорожный служащий, впоследствии – талантливый писатель под псевдонимом Н. Степной.

 

Юность Афиногенова тесно связана с событиями революции и Гражданской войны, заставшими его в родном селе, где он вступил в комсомол и активно участвовал в общественных делах. Именно в это время Александр Николаевич приобретает такие качества, как стремление вперед, трудолюбие и храбрость, умение постоять за светлое будущее своей Родины. Встретил Октябрьскую революцию в 13-летнем возрасте. В 16 лет он был в первых рядах коммунистической молодежи, а уже в 18 вступил в партию. Здесь же проявился его интерес к сценическому искусству: в местной газете "Власть труда" сам печатал отзывы на спектакли местного театра.

После окончания школы Афиногенов решил пойти по стопам отца, и юный талант поступает в Московский институт журналистики, где и разгорается его литературная жизнь.

 

Оторванность от теории жизни

 

Его творческой колыбелью стал Пролеткульт, заказавший ему пьесу "Роберт Тим" — о разрушителях машин в Англии 18 века. Несколько лет Афиногенов находился, по его словам, в роли "присяжного драматурга", что ясно говорило о его юношеской симпатии к "левому" искусству. На сцене Театра Пролеткульта в течение 1926 года были поставлены его пьесы "По ту сторону щели", "На переломе", "В ряды", "Малиновое варенье", которые завладели вниманием зрителей. И дальше, наверное, успех, цветы и слава? Нет. Осознание оторванности от теории жизни. Это было четко видно в 1928 году в пьесах "Волчья тропа" и "Черный яр"

 Александр Николаевич горел желанием создать драматургию, в которой показываются настоящие простые человеческие чувства. И это случилось. 1929 год. Пьеса "Чудак".

 

В ее создании писатель впервые шел не от "идеи", а от живого и неповторимого человеческого характера - образ Бориса Волгина. Наивный молодой "чудак", энтузиаст, нарушивший по своей инициативе привычный ход дел на фабрике и поставивший себя в разногласие с ее руководством, оказался настоящим открытием драматурга.

 

Следующей пьесой Афиногенова стало произведение "Страх", с ее ярко выраженной идеологической окраской напоминала скорее о горьковских драматургических принципах. С 1931 года своеобразное переплетение чеховского и горьковского начал станет характерной особенностью творчества Афиногенова.

В центре пьесы — образ профессора Бородина, руководителя института физиологических стимулов, создавшего «лабораторию людского поведения». Его цель — доказать невозможность жить без любви, голода, гнева и страха. Слова Бородина о том, что "мы живем в эпоху великого страха", имели безусловную опору в самой жизни. Максим Горький оценил пьесу "Страх" как "крупный шаг вперед" в творчестве Афиногенова.

 

В 1931 году Александр Николаевич выпустил книгу «Творческий метод театра». Эта книга, наряду с дневниками и записными книжками писателя, отразила его нужду осмыслить уже пройденный путь.

 

Ложь

 

Настоящее потрясение пережил Афиногенов с пьесой "Ложь", посланной им в 1933 году на отзыв И.В. Сталину и жестоко раскритикованной последним. Тут же был вынесен и приговор: "Пускать пьесу в таком виде нельзя".

 То, что Александр Николаевич обратился к генеральному секретарю, рассказав о мучительных сомнениях по поводу пьесы и затронутых в ней проблем. Главная из них показана в самом названии произведения: ложь, проникшая не только в быт, но и во все сферы жизни общества. Пьеса создавалась в обсуждении с Н.Погодиным, автором "Моего друга", где главный герой сознательно шел на обман государства ради интересов производства. То же самое делает и Виктор в пьесе "Ложь", но автор не одобряет таких действий, потому что они ведут к разрушительным нравственным последствиям.

 

Вместе с тем проблема лжи поставлена у Афиногенова гораздо шире: он разглядел в общественной жизни проявление опасного явления – клеветы. Чем же она опасна? Это разрушение репутаций, человеческих судеб, совершение служебных карьер. Эту тему полностью развить драматургу не удалось.

Один из самых привлекательных персонажей пьесы - Нина Ковалева, непримиримая ко всякой лжи, сама пострадавшая от злого обвинения, в самый сложный момент "забывает" о своих принципах и готова солгать ради спасения соглашателя Накатова. На этот поступок обратил внимание и писатель М.Горький, которому пьеса также была послана на отзыв. Он же отметил и излишне печальный настрой произведения. Основываясь на критических замечаниях Сталина и Горького, Афиногенов переделал пьесу, но и во втором варианте она не порадовала вождя. Первая ее публикация стала возможной лишь много лет спустя.

 

Неудача с "Ложью" породила у Афиногенова чувство растерянности, неуверенности в своих силах, желание обойтись в творчестве "без политики". Итогом его поездки на Беломорканал в составе большой группы писателей была пьеса "Портрет". Но она не стала достижением драматурга, хотя в какой-то степени помогла ему преодолеть душевные трудности.

 

Железная дорога

 

Настоящую полноту творческого дыхания Афиногенов обрел в 1935 году в драме “Далекое”.

Идея пьесы проста: жизнь обычного железнодорожного разъезда не менее интересна, чем славные и всенародно известные дела стахановцев и строителей Магнитки, спасателей челюскинцев и покорителей стратосферы. Не только Москва, но и расположенный за многие тысячи километров от нее маленький разъезд "тоже является точкой приложения творческих сил".

Драматургу удалось убедить в своей идее зрителя благодаря целому ряду удачно созданных сценических характеров. В то же время образ комкора Малько, как бы осчастливившего своей случайной остановкой разъезд Далекое и его обитателей, не избежал идеализации. Максим Горький считал, что ему необходим "хотя бы маленький недостаточек", сколько та благотворная роль, которую он играет в судьбе каждого жителя разъезда.

 

В пьесе "Салют, Испания!", написанной в 1936 году, Афиногенов сделал неожиданный поворот к жанру героико-романтической драмы. Несмотря на ее бурный сценический успех, она не выходит за рамки быстрого отклика на значительные международные события.

Испытание

 

1937 год стал поистине "черной" датой в жизни Александра Николаевича. По ложному доносу исключен из партии, пьесы его были сняты с репертуара. Ситуация, воспроизведенная им ранее в пьесе "Ложь", стала его жизнью. В дни тяжких испытаний он сполна ощутил себя броменом, оставшись наедине со своим дневником.

16 мая 1937 года Афиногенов записывает в дневник никогда не произнесённую им защитительную речь: "Взяли мирного человека, драматурга, ни о чём другом не помышлявшего, кроме желания написать ещё несколько десятков хороших пьес на пользу стране, - и сделали из этого посмешище".

 

Через год Афиногенов был восстановлен в партии. В его дневнике можно найти такую запись: "Нет, всё же наше поколение неблагодарно, оно не умеет ценить всех благ. Как часто забываем мы всё, от чего избавлены, как часто морщимся и ёжимся от мелких неудобств, чьей-то несправедливости, считаем, что живём плохо. А если бы мы представили себе прошлую жизнь, её ужасы и безысходность, все наши капризы и недовольства рассеялись бы мгновенно, и мы краснели бы от стыда за свою эгоистическую забывчивость".

 

"Машенька"

 

Александр Николаевич вернулся к своему любимому делу. Он пробовал свои силы то в исторической теме (пьеса "Москва, Кремль"), то в современной ("Мать своих детей"), работал над продолжением драмы "Далекое" и задуманного ранее романа "Три года". Долгое время ему не удавалось восстановить творческое самочувствие и заново обрести свой истинный путь. Лишь в лирической комедии "Машенька" читатели и зрители вновь встретились с настоящим Афиногеновым, погруженным в желанную для него стихию "непосредственного творчества". Самая задушевная и жизнеспособная из его пьес, она была подготовлена всем предшествующим опытом автора, включая и пережитую им личную драму 1937 года. Здесь с новой силой открылась неизменная ценность простых человеческих чувств.

По словам Афиногенова, он пришел к пьесе "Машенька" "от страстного желания побыть среди хороших людей, полных чистых чувств, благородных намерений, сердечной теплоты и подлинной дружбы". Эти проявления «человеческого в человеке» писатель показал в полную меру своего таланта на примере взаимоотношений профессора Окаемова и его внучки Маши, идущих нелегким путем навстречу друг другу. Чутьем драматурга Афиногенов безошибочно угадал, что трудный, но вполне преодолимый путь ученого старика и его внучки к взаимопониманию есть одновременно и путь к сердцу зрителя. Убедительным подтверждением тому явился спектакль Театра им. Моссовета, ставший общепризнанным литературно-театральным событием тех лет. Этой пьесе Афиногенова суждена была долгая и счастливая сценическая жизнь.

 

Последним произведением Афиногенова стала драма на "оборонную" тему "Накануне", начатая им за несколько месяцев до Великой Отечественной войны и законченная в августе 1941 года. Вскоре после этого жизнь писателя внезапно оборвалась: он погиб в Москве от фашистской бомбы. Произошло это 29 октября 1941 года

 

 

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Каждый день наш мир совершенствуется и улучшается...

Привет! Наступили очередные выходные или Weekend,...

April 3, 2020

Дорогой читатель, в рамках специального проекта #П...

В тот далекий летний день 22 июня 1941 года люди з...

Сегодня многие люди, которые интересуются прошлым...

Весна - удивительная пора года, время настоящего т...

March 26, 2020

С 13 по 17 марта 2020 года активисты областного ак...

March 18, 2020

Привет, читатель!
#РОДИТЕЛЬСКОЕ_СОБРАНИЕ! - узнаем...

Великий немецкий философ В.Ф. Гегель определял люб...

March 11, 2020

Задумывались ли вы хоть на минуту о том, как мы вл...

Please reload